Арбитражные
управляющие
Сибири
Реклама
 
Субсидиарная ответственность в процедуре банкротства должника. Практика применения п.5 ст.10 Закона о банкротстве Печать
Автор Ларичкин Валерий Юрьевич   
21.07.2011 г.
Вопросы привлечения руководителей предприятия-должника, либо лиц, его контролирующих к субсидиарной ответственности по обязательствам должника занимают не последнее место в работе как арбитражного управляющего , так и в деятельности кредиторов предприятий-банкротов при защите своих интересов. Эти вопросы становятся тем более актуальными, если изучить статистику по уровню фактического возмещения кредиторам их вложений по результатам проведения процедур конкурсного производства должников, который за редким исключением не превышает 7-10% от суммы кредиторской задолженности кредиторов третьей очереди, числящейся в реестре требований кредиторов.

       После введение в действие Федерального закона №73-ФЗ от 28.04.2009г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» перечень оснований для привлечения руководителей и контролирующих лиц к субсидиарной ответственности был серьезно расширен. Указанным законом был существенно скорректирован процессуальный порядок подачи заявлений о привлечении лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам предприятия- банкрота.

       Вводя Законом №73-ФЗ новый порядок рассмотрения споров о привлечении лиц к субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства должника, Законодатель четко обозначил тенденцию, направленную на передачу разрешения споров, так или иначе связанных с предприятием-банкротом, непосредственно судебным составом, ведущим дело о банкротстве должника. Пунктом 6 Статьей 10 Закона о банкротстве рассмотрение споров о привлечении руководителя предприятия-должника и/или контролирующий должника лиц отнесено к компетенции судебного состава, ведущего дело о банкротстве предприятия-должника.

         Пунктом 5 ст.129 и пунктом 12 ст.142 Закона о банкротстве в качестве лица, имеющего право на подачу заявлений о привлечении лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, определен конкурсный управляющий должника. При этом следует отметить, что Законодатель в очередной раз в Законе не дал четкого определения, должен ли конкурсный управляющий подавать подобного рода иски от своего лица, либо действовать от лица должника.

        В этой связи представляется корректным определить в качестве заявителя по подобного рода заявлениям конкурсного управляющего должника. Сразу хочется оговориться, что возможные меры противодействия привлекаемых лиц, выражающиеся во взыскании непосредственно с конкурсного управляющего судебных издержек при рассмотрении исков о привлечении лиц к субсидиарной ответственности непосредственно за счет имущества конкурсного управляющего, не имеют под собой каких-либо правовых оснований в силу положений ст.59 Закона о банкротстве и положений Постановления Пленума ВАС РФ №91 .

     Практика взыскания задолженности с недобросовестных предприятий-банкротов указывает на тот факт, что самым распространенным способом уклонения от оплаты задолженности такими должниками и лицами, их контролирующими, является формальная смена руководства должника на иного руководителя или ликвидатора при добровольной ликвидации , и уничтожение имеющейся первичной документации.

До введения в действие Закона №73-ФЗ подобного рода проблемы для кредиторов могли быть разрешены исключительно в уголовно-правовой плоскости (ст.195 УК РФ). Однако по разного рода причинам привлечь к ответственности руководителя должника и, тем самым установить его вину в причинении ущерба кредиторам, было крайне сложно. Ситуация в уголовно-правовой плоскости на данный момент кардинально не изменилась.

       В этой связи крайне важное значение приобретают внесенные Законом №73-ФЗ изменения в статью 10 Закона о банкротстве. В частности, указанным Законом перечень оснований для привлечения недобросовестного руководителя предприятия-должника к субсидиарной ответственности дополнен, на мой взгляд, совершенно новым самостоятельным юридическим составом.

     Речь идет о пункте 5 ст.10 Закона о банкротстве, который определяет, что руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

      Исходя из буквального толкования текста изложенного пункта Закона напрашивается один вывод: руководитель предприятия-должника не обеспечивший сохранность первичных бухгалтерских и финансово-хозяйственных документов может быть привлечен по обязательствам предприятия- должника, если не докажет, что передача документации должника конкурсному управляющему невозможна по независящим от него причинам. Иными словами, при непередаче документации конкурсному управляющему, вина руководителя должника презумируется.

     К сожалению, в большинстве случаев судебная практика о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктом 5 ст.10 Закона о банкротстве идет по пути необходимости доказывания причинения убытков подобного рода действиями/бездействием руководителя в отношении первичной документации должника. Иными словами, в соответствии со ст.15, п.3 ст.56 ГК РФ арбитражные суды требуют наличия доказательств причинно-следственной связи между действиями руководителя должника и доведением предприятия- должника до банкротства.

      Однако такой подход к разрешению вопроса о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности делает практически невозможным привлечение недобросовестных руководителей к ответственности, т.к. сам факт отсутствия первичной документации должника, содержащей сведения о его имуществе и имущественных правах не является основанием для признания факта причинения убытков кредиторам предприятия-должника в смысле ст.15 ГК РФ в рамках сложившейся судебной практики (п.22 Постановления от 01.07.1996г. Пленумов ВС РФ №6 и ВАС РФ №8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). В качестве примера подобной практики рассмотрения спора можно привести дело о банкротстве ОАО «Интеринвест» (ранее ОАО Страховая фирма «СТИФ») №А22-2333/ 2009 .

    Однако существует иное понимание проблемы разрешения такой категории споров. Так, в рамках дела №А43-18496/2009 о банкротстве ООО «Нижегородский топливный центр» в своем Постановлении Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа указал судам первой и апелляционной инстанций, что пунктом 5 ст.10 Закона о банкротстве устанавливается новый, самостоятельный юридический состав для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по долгам предприятия-банкрота, который не связан с совершением действий или дачей обязательных для должника указаний, приведших к банкротству должника, как это предусмотрено п.3 ст.56 ГК РФ (см. Постановление ФАС ВВО от 27.06.2011г. по делу №А43-18496/2009). Безусловно, остается множество вопросов, касающихся размера субсидиарной ответственности руководителя, не исполнившего свои обязанности по ведению и хранения бухгалтерской и финансово- хозяйственной документации должника. Однако, не применяя пункт 5 ст.10 Закона о банкротстве как новую юридически самостоятельную норму для привлечения руководителя должника к ответственности, арбитражные суды фактически лишают кредиторов возможности определить центр финансовой ответственности предприятия-должника и привлечь руководителя должника к ответственности за неисполнение им своих обязанностей, тем более, что отсутствие первичных документов лишает предприятие-банкрота возможности реализации своих имущественных прав в отношении третьих лиц и, как следствие, лишает возможности конкурсного управляющего сформировать должным образом конкурсную массу должника для проведения расчетов с кредиторами.

      Применение арбитражными судами пункта 5 ст.10 Закона о банкротстве как самостоятельной нормы для привлечения руководителей предприятий-должников к ответственности неминуемо приведет к возрастанию ответственности со стороны руководителей предприятий в отношении сохранности имущества и имущественных прав вверенных им предприятий, что не замедлит позитивно сказаться на общем климате хозяйственного оборота.

автор: Ларичкин В. Ю.

Арбитражный управляющий

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

« Пред.   След. »
 
Сопровождение налоговых проверок, налоговые споры. тел. (383) 276-90-30, 271-04-86Журнал Арбитражный управляющийВедение бухгалтерского учета,  восстановление бухгалтерского учета Регистрация, ликвидация предприятий, ИП (383) 271-84-06
 
 

«Арбитражные управляющие Сибири» - справочный ресурс о практике применения закона о банкротстве, о методах банкротства предприятий и арбитражного управления.

© 2012 ARBITR-NSK.RU